Адвокатское бюро
и юридическая компания

ПУБЛИКАЦИИ

Новые «письма счастья» - теперь от страховщика. Вспомним несчастные случаи 20-летней давности

29.12.2017, Законодательство

В настоящее время набирают массовый характер иски от страховщика о взыскании в порядке регресса с организаций-виновников несчастного случая на производстве страхового возмещения, выплаченного пострадавшим. Обращения в суды подтверждают информацию о том, что страховщик в настоящее время поднимает архивы за 20-25 лет и очень активно предъявляет претензии и иски. Свои требования страховщик основывает на п. 325 Положения о страховой деятельности в Республике Беларусь, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 25.08.2006 № 530 (далее – Положение о страховой деятельности), в соответствии с которым страховщик имеет право требования в пределах сумм выплаченного страхового обеспечения к лицу, ответственному за вред, причиненный жизни или здоровью застрахованного.

Самое интересное, что несчастные случаи происходили в далеком прошлом - в 90-х годах, и теперь страховщик хочет вернуть себе все произведенные потерпевшему выплаты. С учетом того, что несчастные случаи, как правило, носят тяжелый исход, сумма требований на сегодняшний день может достигать нескольких десятков тысяч рублей (в среднем - 1 000 - 1 300 рублей в месяц). Коснуться это может любого субъекта, являющегося владельцем источника повышенной опасности, которым был причинён вред, или субъекта, по вине которого наступил несчастный случай. Более того, поскольку выплаты носят ежемесячный характер, соответствующие требования носят длящийся характер и могут предъявляться со стороны страховщика и в будущем -  в течение всей жизни потерпевшего.

Сегодня уже сложилась определенная судебная практика применения п. 325 Положения о страховой деятельности. Независимо от того, как давно произошел несчастный случай на производстве, суды взыскивают страховые выплаты, произведенные потерпевшему не с даты наступления страхового случая, а с 01.07.2014 - даты вступления п. 325 Положения о страховой деятельности в законную силу. Это уже существенно сокращает сумму взыскания, если несчастный случай, произошел, например в 1994 году. Для одного из наших клиентов сумма взыскания таким образом уменьшилась в два раза.

Однако есть мнение, которого придерживаются,  кстати, некоторые специалисты в области страхования, а также Министерство финансов Республики Беларусь - один из разработчиков актов законодательства в сфере страхования, о том, что применять п. 325 Положения о страховой деятельности возможно лишь к тем несчастным случаям, которые произошли после 01.07.2014, иначе будет ухудшаться правовое положение субъекта, ведь до 01.07.2014 страховщик мог реализовать право требования лишь в исключительных случаях, например, если вред наступил вследствие управления транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения.

В этом есть разумное зерно. Тем не менее, на наш взгляд, проблематика права требования страховщика гораздо глубже и серьезнее, чем кажется на первый взгляд. Право обратного требования страховщика, по нашему мнению, нивелирует всякий смысл и сущность страхования. Ведь сущность и смысл страхования состоит в восстановлении положения пострадавшего лица в результате распределения убытков, возникших у одного лица между всеми участниками страхового фонда. А в случае предъявления обратных требований и получения возмещения страховых сумм страховщик тем самым обогащает себя. Фактически получается, что субъект хозяйствования не только уплачивает обязательные страховые взносы, за счет которых и формируется страховой резерв для выплат при наступлении различных страховых случаев, но и возмещает сверх этого сумму страховых выплат, выплаченных страховщиком.

Более того, можно ставить вопрос о соотношении в рамках права требования таких понятий как «регресс» и «суброгация».  

Недавние разъяснения Пленума Верховного Суда Республики Беларусь (постановление от 29.06.2017 № 7 «О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 22.12.2015 № 12 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний») обращают внимание, что право требования, указанное в п. 325 Положения, утвержденного Указом № 530, является не регрессом, а суброгацией.

Не вдаваясь в существенную понятийную разницу и споры, которые ведутся в научной литературе вокруг этих понятий, отметим, что ст. 855 Гражданского кодекса Республики Беларусь допускает суброгацию только в имущественном страховании и страховании ответственности (то есть в тех видах страхования, которые направлены на компенсацию убытков) и, следовательно, не допускает в личном страховании, к которому относится страхование от несчастных случаев на производстве (которое направлено на предоставление обеспечения в случае причинения вреда жизни или здоровью). Т.е. получается, что никакие права требования к лицам, ответственным за причинение вреда, страховщик не приобретает, и говорить о праве требования применительно к обязательному страхованию от несчастных случаев на производстве вообще неуместно, поскольку страховая выплата уже покрыта страховыми взносами, и право требования, будь то суброгация или регресс, несет страховщику чистый доход.

В настоящее время разрабатывается Указ Президента Республики Беларусь по внесению изменений в законодательство о страховой деятельности. Однако данная проблема в проекте Указа не нашла пока своего разрешения. Мы подготовили свои предложения и надеемся, что они будут восприняты законодателем. Ведь это не просто частная проблема какого-то одного субъекта хозяйствования. По имеющимся у нас сведениям в судах находится не одно дело с подобными требованиями.

Пока соответствующие изменения не нашли отражения в законодательстве, мы хотим обратить внимание субъектов хозяйствования и посоветовать им следующее.

  1. Апеллировать к устоявшейся судебной практике о том, что взыскать суммы страхового возмещения можно не ранее, чем за период с 01.07.2014 - даты вступления п. 325 Положения о страховой деятельности в законную силу.
  2. Пробовать доказать невозможность применения института суброгации в страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, которое относится к личному страхованию.
  3. Пробовать доказать возможность применения п. 325 Положения о страховой деятельности лишь к тем несчастным случаям, которые произошли после 01.07.2014, либо невозможность применения этой нормы в принципе по причине ухудшения правового положения субъекта.
  4. Уделить особое внимание документам и самостоятельному расследованию несчастного случая: отыскать все возможные документы, направить запросы в архивы, в правоохранительные органы, профсоюзные организации, съездить к нанимателю потерпевшего, опросить потерпевшего и других участников или очевидцев несчастного случая. По прошествии долгого времени со дня наступления несчастного случая могут сохраниться не все документы, однако значение некоторых из них может существенно повлиять на результат судебного разбирательства. В нашей практике был случай, когда благодаря всем перечисленным выше действиям нам удалось найти документы, которых не было ни у кого из сторон по делу. Это было просто чудо. В частности, мы отыскали документ, позволивший разделить ответственность за причиненный потерпевшему вред между клиентом (владельцем источника повышенной опасности) и нанимателем потерпевшего, не обеспечившего требования по охране труда, вследствие чего уменьшить сумму взыскания пополам. Это говорит о том, что всегда нужно прилагать максимум усилий по каждому делу, особенно по таким, когда очень сложно восстановить всю картину происшедшего из-за давности происшедших событий.

 

Все публикации

CЛЕДИТЕ ЗА НАШИМИ НОВОСТЯМИ И ПУБЛИКАЦИЯМИ В FACEBOOK