Адвокатское бюро
и юридическая компания

ПУБЛИКАЦИИ

Новая судебная практика: продажа одним участником ООО доли другому участнику также должна учитывать преимущественное право покупки

30.03.2018, Аналитика

По устоявшемуся мнению большинства практикующих юристов в области корпоративного права, преимущественное право покупки в сделках между участниками общества с ограниченной ответственностью не возникает. Такому подходу есть вполне логичное объяснение в действующем гражданском законодательстве.

Однако недавнее судебное решение, подтвержденное Судебной коллегией по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, изменило данный подход.

Фабула дела: В обществе с ограниченной ответственностью 4 участника. Участник 1 предложил участнику 2 приобрести свою долю в обществе. Остальные участники, а также само общество не были уведомлены о намерении участника 1 продать свою долю. Между участниками 1 и 2 был заключен договор купли-продажи доли. Участники 3 и 4 посчитали, что в результате заключения сделки было нарушено их преимущественное право покупки отчуждаемой участником 1 доли пропорционально их долям в уставном фонде общества. В связи с этим участники 3 и 4 обратились с иском в суд о переводе на них прав о обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли.

Позиция истцов – участников 3 и 4.

Ст. 92 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), а также ст. 97,98 Закона Республики Беларусь 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее – Закон) предусмотрено право участника общества продать или иным образом произвести отчуждение своей доли в уставном фонде общества одному или нескольким участникам этого общества или самому обществу. Этими же нормами закреплено преимущественное право участников этого общества на покупку доли пропорционально размерам своих долей, если уставом общества не предусмотрен иной порядок осуществления этого права.

Уставом общества было предусмотрено, что участники общества пользуются преимущественным правом покупки участника пропорционально размерам своих долей в уставном фонде общества. Участник общества, намеревающийся продать свою долю в уставном фонде общества обязан направить (по почте или посредством факсимильной связи) или вручить остальным участникам лично, а также самому обществу письменное извещение о своем намерении. Участник общества, получивший извещение другого участника о намерении продать свою долю  в уставном фонде общества и желающий приобрести продаваемую долю на условиях, указанных в извещении, должен в срок не позднее 10 банковских дней со дня извещения направить всем участникам общества, а также самому обществу свое согласие на покупку продаваемой доли.

Участником 1, намеревавшимся продать свою долю в уставном фонде общества, не соблюден предусмотренный уставом порядок уведомления остальных участников общества и самого общества. Таким образом, было нарушено право преимущественной покупки участников 3 и 4 отчуждаемой участником 1 доли пропорционально размерам их долей в уставном фонде общества.

Позиция ответчика – участника 2:

Участник общества может реализовать свое право преимущественной покупки доли другого участника только при намерении последнего продать ее третьим лицам.

В соответствии с п. 1 ст. 92 ГК участник ООО вправе продать или иным образом произвести отчуждение своей доли в уставном фонде общества одному или нескольким участникам этого общества или самому обществу.

При этом в соответствии с п. 2 ст. 92 ГК отчуждение участником общества своей доли третьим лицам допускается, если иное не предусмотрено законодательными актами или уставом общества. Участники общества пользуются преимущественным правом покупки доли участника пропорционально размерам своих долей, если уставом общества не предусмотрен иной порядок осуществления этого права либо если иное не установлено законами или актами Президента Республики Беларусь. В случае если участники общества откажутся от своего преимущественного права либо не воспользуются своим преимущественным правом в срок, определенный уставом общества, но не более тридцати дней со дня направления участником извещения о ее продаже, доля участника может быть отчуждена самому обществу. В случае если участники общества не воспользовались преимущественным правом покупки доли участника в уставном фонде общества либо само общество не воспользовалось правом покупки доли участника в уставном фонде общества, доля участника в уставном фонде общества может быть отчуждена третьему лицу.

Очевидно, что законодатель проводит разделение между правилами, касающимися продажи доли между участниками и самим обществом (п. 1 ст. 92 ГК) и между участником и третьими лицами (п. 2 ст. 92 ГК).

Право участника общества, закрепленное в п. 1 ст. 92 ГК на отчуждение своей доли в уставном фонде общества одному или нескольким участникам этого общества или самому обществу и порядок такого отчуждения не могут быть изменены нормами устава. Нормой ч. 2 п. 2 ст. 92 ГК предоставляется возможность уставом общества предусмотреть иной порядок осуществления непосредственно преимущественного права, которое, как указывалось выше, может быть реализовано участником общества только в отношении третьих лиц. Например, уставом общества может предусматриваться возможность предложения доли в уставном фонде общества всем участникам общества непропорционально размерам их долей, либо возможность воспользоваться преимущественным правом покупки не всей доли в уставном фонде общества, предлагаемых для продажи. Устав общества лишь дублировал норму законодательства о преимущественном праве покупки.

 

Стоит отметить, что подобного толкования придерживались нотариусы при удостоверении договоров купли-продажи доли, оно содержится в публикациях Функа Я.И., судей экономического суда г. Минска Дроздовской К.Д., Шпак И.Н., ответах на запросы из Министерства экономики Республики Беларусь, являющегося основным из разработчиков Закона «О хозяйственных обществах», Совета Министров Республики Беларусь. Так, специалисты делали вывод, что право участника общества произвести отчуждение своей доли одному или нескольким участникам этого общества или самому обществу ничем не обусловлено; что преимущественное право возникает лишь при намерении продать долю третьим лицам, не являющимися участниками общества; что все участники имеют одинаковый статус и преимущества одного перед другим здесь не может быть; что преимущественное право направлено на то, чтобы не допустить в бизнес посторонних лиц; что ненаправление уведомления другим участникам о намерении продать долю участнику этого же общества не порождает право других участников  требовать перевода на себя прав и обязанностей покупателя и т.д.

Аналогичным образом данный вопрос был разрешен еще в 1999 году в судебной практике Российской Федерации. Так, в силу пункта 12 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.1999 N 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» преимущественное право покупки доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью возникает лишь при продаже доли одного из участников общества третьему лицу, которое не является участником общества. Справедливости ради, стоит отметить, что в законодательстве Российской Федерации аналог п. 1 ст. 92 ГК Республики Беларусь дополнен важным предложением, что согласие других участников общества или общества на совершение такой сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества.

Несмотря на приведенные доводы, экономический суд первой инстанции ссылаясь на те же ст. 92 ГК и ст. 97, 98 Закона посчитал, что участники общества с ограниченной ответственностью всегда пользуются преимущественным правом покупки доли в уставном фонде пропорционально размерам своих долей в уставном фонде, независимо от того, продается ли доля другим участникам общества или третьим лицам. По мнению суда, законодательство не содержит указания на то, что нормы о преимущественном праве распространяются только на случаи продажи доли третьим лицам, а потому довод ответчика в части того, что участники общества могут реализовать свое право преимущественной покупки только при намерении продажи своей доли в уставном фонде третьему лицу, посчитал несостоятельным.

В мае 2017 года было вынесено решение о переводе прав и обязанностей по договору купли-продажи доли в уставном фонде общества, заключенного между участниками 1 и 2, на участников 3 и 4 пропорционально их долям.

Суд апелляционной инстанции согласился с решением, указав на нарушение участником 1 при реализации права на продажу своей доли, предусмотренного уставом общества, порядка уведомления остальных участников общества и общества о продаже, а также преимущественного права других участников покупки его доли пропорционально размеру их долей в уставном фонде, т.к. уставом общества закреплено преимущественное право участников общества на покупку доли участника общества пропорционально размерам своих долей в уставном фонде общества.

В августе 2017 года решение устоялось в Верховном Суде Республики Беларусь.

Таким образом, в настоящее время суд по иному разрешил вопрос о преимущественном праве покупки, чем это представляли себе многие практикующие юристы, специалисты в области права, государственные органы, констатировав, что при намерении участника продать принадлежащую ему долю другому участнику того же общества, преимущественное право покупки такой доли иных участников также должно соблюдаться.

Вывод.

Если в отношении закрытых акционерных обществ законодатель в ст. 73 Закона прямо предусмотрел преимущественное право покупки акций, продаваемых другими акционерами этого общества, то в отношении обществ с ограниченной ответственностью четкой нормы нет. Но и в отношении ЗАО такой подход сформировался не сразу. Самые первые судебные решения подтверждали, что право преимущественной покупки существует только при продаже акций третьим лицам. Затем практика и законодательство были скорректированы.

Описываемую в настоящей статье новую судебную практику, меняющую устоявшийся подход о преимущественном праве покупки в ООО, следует учитывать практикующим юристам в области корпоративного права. С одной стороны, она может привести к возможному изменению баланса сил в ООО с одним мажоритарием и большим количеством миноритариев в пользу мажоритария. В тех же обществах, где минориатариев не много, они получают реальный шанс увеличить свою долю при намерении мажоритария продать часть своей доли.

Становится труднее ввести в общество нового участника. Раньше можно было продать ничтожно маленькую часть доли по завышенной цене новому участнику, а затем продать ему же как участнику нужный размер доли по любой приемлемой цене. Стоит отметить, что такая цена специально указывалась для исключения возможности использования иными участниками общества преимущественного права на приобретение доли. Такие сделки с неравноценным встречным (как большим, так и меньшим) предоставлением при продаже доли являются классическими примерами притворных сделок в российской судебной практике.

Кроме того будет ограничена возможность заключения договоров об осуществлении прав участников ООО в части будущей продажи доли между ними. Да и в принципе норма о возможности договоров об осуществлении прав участников ООО в части продажи доли становится бессмысленной в связи с наличием права преимущественной покупки. Например, условие о праве одного участника, являющегося стороной такого договора, потребовать у другой стороны продать свою долю в уставном фонде ООО или купить ее долю в уставном фонде ООО по заранее определенной цене при наступлении определенных обстоятельств, при его реализации может привести к предъявлению иска о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли.

Все публикации

CЛЕДИТЕ ЗА НАШИМИ НОВОСТЯМИ И ПУБЛИКАЦИЯМИ В FACEBOOK